“Если ты хочешь выстроить системный бизнес, ты должен строить его прозрачно”
01.06.2016

“Если ты хочешь выстроить системный бизнес, ты должен строить его прозрачно”

Виталий Антонов, глава наблюдательного совета “Концерна Галнафтогаз”:

Один из богатейших людей Украины Виталий Антонов не раз доказывал, что все то, чего он сумел достичь, передалось ему не по наследству и не благодаря легкой удаче.

Его страсть к покорению горных вершин, огромное трудолюбие и позитивная философия мышления помогли создать систематизированный прозрачный бизнес, в который еще в начале 2000-х пришли серьезные западные финансовые партнеры.

Это сотрудничество сам Виталий Борисович называет не иначе как “знаком качества” его бизнеса, так как такого уровня партнеры не войдут в неправильно построенный бизнес.

Сегодня бизнесмен призывает предпринимателей быть честными с самим собой и с другими, и для успешного построения бизнеса внедрять лучшие практики корпоративного управления на всех уровнях. Именно это является залогом успеха капитализации всей страны.

— Достойным называют человека, имеющего принципы. Какими принципами руководствовались вы, когда начинали свой бизнес в далеких 90-х?

— Я экономист по образованию. И мои первые шаги в экономике начинались с “Капитала” Маркса. Я понял, что бизнес — это прежде всего отношения. И до сих пор уверен в этом. С Марксом, наверное, не самое лучшее сравнение в контексте капиталистического способа производства.

Потому что он боролся с ним. Но Маркс глубоко понимал, как работает капиталистическая система хозяйствования, что такое конкуренция и как она формирует экономические отношения.

И я всегда считал, что правильные экономические взаимоотношения дадут соответствующий результат, который материализуется, например, в виде денег или чего-то иного.

— Что такое “правильные отношения”? Это какая-то система координат?

— По моему глубокому убеждению, компании нужно выстраивать честные отношения как внутри себя, так и с внешней средой, т.е. с обществом, где она состоялась, где она развивается.

— Вы сразу почувствовали, что нужно выстраивать правильный бизнес?

— Если ты хочешь выстроить системный бизнес, ты должен строить его прозрачно, потому что такой бизнес претендует на рост. 

И это уже понимание долгосрочной стратегии.

— Как вы считаете, в нынешних условиях компаниям проще или сложнее либо вообще возможно строить честный, прозрачный бизнес? 

— Сейчас в обществе идет самоочищение. Я очень рад этому процессу. И понятно, что та система, которая сложилась за двадцать с лишним лет нашей независимости, является хаотичной, но самоорганизующейся системой.

Программно наше государство мы не строили. Мы мимикрировали из Советского Союза, из так называемой социалистической системы хозяйствования в так называемую переходную капиталистическую. Но очень много экономических основ капиталистической системы хозяйствования в тот момент не было заложено в фундамент нашего государства. И сейчас самое время восполнить пробел.

Главная отличительная черта любой эффективной экономики — это конкуренция. Как на внутреннем, так и на внешних рынках. Это движущая сила развития общества в современном мире.

— Есть еще ряд сопутствующих факторов, например, инвестиции, фондирование. В Украине негде взять денег, поэтому трудно работать и создавать качественную продукцию. 

— Что значит — негде взять денег? Я не согласен с этим. Да, в Украине, может быть, ослабленная банковская система. Нужно искать в другом месте. Кроме того, существуют альтернативные площадки, например, краудфандинг. Я думаю, что начинающие бизнесмены вполне могут этим воспользоваться.

— В 2001 г. “Концерн Галнафтогаз” начал сотрудничество с ЕБРР, получил первый кредит на $1,2 млн. С чем связан выбор в партнеры именно ЕБРР?

— У ЕБРР в то время были приемлемая кредитная ставка и возможность долгосрочного кредитования. Украинские банки такой возможности не предоставляли. Все кредиты были краткосрочными.

Поэтому мы начали с этого небольшого кредита и пошли дальше. Взяли больший кредит ($23 млн) в Черноморском банке торговли и развития. Потом были новые кредиты от ЕБРР, а также IFC. Позже ЕБРР стал нашим акционером.

Мы понимали, что для построения системного бизнеса нужны долгосрочные кредиты. Если бизнес изначально построен правильно, прозрачно, с соответствующим корпоративным управлением, и инвестор видит историю построения бизнеса, будущее компании, вы смело можете просить под такое будущее финансирование.

— У вас уже тогда было понимание, что собственных средств для развития бизнеса недостаточно и нужно привлекать внешних инвесторов?

— Собственных средств было недостаточно для развития бизнеса в тех масштабах, которые мы видели. Конкуренция с другими операторами рынка заставляла нас бежать впереди. И мы видели, что наше конкурентное преимущество — это не количественный, а качественный рост.

Мы сразу строили большие дорогие комплексы с мультиплицированным сервисом, где можно не только заправить свой автомобиль, но и получить иные услуги. Многие не понимали, почему мы это делаем. В то время в основном строили недорогие АЗС (в 3-4 раза дешевле наших), которые были предназначены только для заправки автомобилей.

— Когда вы начинали сотрудничество с финансовым инвестором, были ли у вас какие-то опасения или даже сомнения?

— Не было. Более того, это был “знак качества”для нашего бизнеса. ЕБРР не войдет в бизнес, который неправильно построен. И мы доказали ЕБРР, что владеем современными практиками корпоративного управления. Это было наивысшей оценкой.

— Что бы вы сегодня порекомендовали предпринимателям, желающим развивать свой бизнес в Украине, но испытывающим нехватку финансирования: искать инвестора или развиваться доступными темпами?

— Я считаю, что в стране нужно внедрять лучшие практики корпоративного управления на всех уровнях: и на государственных предприятиях, и в частном секторе, во всей стране. Именно это — залог успеха капитализации всей страны.

Потому что этим пользуется весь цивилизованный мир. А если мы хотим цивилизованное фондирование, инвестиции, значит, нужно жить по цивилизованным правилам. Ничего придумывать не нужно, нужно просто внедрять наилучшие мировые практики в этом вопросе.

Если же говорить о ключевой ценности для предпринимателей всех уровней, то, безусловно, это честность. Сегодня, в период общественно-политических трансформаций и глобального переосмысления, эта ценность должна стать фундаментом для всей страны и для каждого отдельного предпринимателя.

Мы, к примеру, запустили большую кампанию по-настоящему социального значения “Честная заправка”. Мы публично и ответственно заявляем про ценность честности, лежащей в основе нашего бизнеса, и хотим этим продемонстрировать ответственное отношение к своим клиентам, к стране.

Мы открыто говорим о нашей честности — об уплате налогов, которых только за 2015 г. мы заплатили в бюджет более 6 млрд грн., о качестве импортируемого нами топлива, о точности налива — и призываем всех предпринимателей последовать нашему примеру — провозгласить приоритетом своей работы честность.

— Вы с правительством работаете?

— Мы союзники в совместной борьбе с теневым рынком нефтепродуктов: в вопросах введения электронного администрирования НДС и акцизных накладных, а также в других вопросах усовершенствования налогового законодательства на топливном рынке. Мы за честные и равные условия ведения бизнеса для всех игроков рынка на основе добросовестной конкуренции.

— Возникают ли у вас конфликты с местной властью или с властью на местах и в регионах?

— Местная власть нас приветствует. Сейчас каждое село и город, кроме дополнительных рабочих мест на наших АЗК, за счет уплаты розничного акциза в местные бюджеты получает немалые средства, которые может использовать на развитие инфраструктуры, строительство детсадов и т.д.

— Розничный рынок нефтепродуктов в стране уже сформирован?

— Я думаю, что, в целом, да, процесс завершается и рынок четко разделился на игроков с качественными продуктами и некачественными. Потребитель отдает себе отчет: если он заправляется дешевым и некачественным топливом, то принимает и все риски.

— В прошлом году эксперты оценивали долю теневого рынка нефтепродуктов в 25%. Изменился ли этот показатель за год и в какую сторону?

— Точно просчитать долю теневого рынка довольно сложно, так как это понятие комплексное. Эксперты сегодня называют долю в 20-25%.

За счет уменьшения импорта компонентов (используемых недобросовестными игроками рынка для смешивания бензина и создания так называемой бодяги. — Авт.) видно, что теневой сектор сжался, но серьезных изменений мы ожидаем во II квартале, так как администрирование акцизного сбора запустили только с 1 апреля.

Но в этом году на рынке появилась новая проблема — неуплата сбора с розничного оборота подакцизных товаров. Мы указывали правительству на поспешность ввода этого налога, и время показало, что это действительно не совсем удачное решение.

И сегодня мы видим, что рынок курсирует в тень. Наиболее показательно это на рынке сжиженного газа, где, по оценкам экспертов, мимо кассы (без уплаты розничного налога) проходят около 40% операций. Этот процесс набирает обороты и в торговле светлыми нефтепродуктами — бензином и дизельным топливом.

— Заправок “ОККО” уже почти 400. Как вам удается работать столь динамично при перманентном росте стоимости топлива и катастрофическом падении доходов населения страны?

— Сейчас мы не так быстро развиваемся. Если в предыдущие годы строили бывало до 60 заправок в год, то ныне — около 10. Я бы назвал сегодняшний процесс качественным ростом — мы работаем над улучшением обслуживания и комплексностью предоставляемых сервисов.

— Говорят, что реализация кофе и еды на заправках прибыльнее, чем продажа бензина. Правда?

— Этот сегмент постоянно растет. В европейских странах, к примеру, он достигает 30% доходной составляющей АЗС. У нас этот показатель в два раза меньше. Но это тоже хорошо.

— Сколько вы планируете открыть заправок в 2016 г.?

— В этом году мы уже открыли шесть заправок. И если до конца года откроем еще три-четыре комплекса, будет неплохо.

— По сравнению с другими вашими бизнесами, топливный прибыльнее?

— Он самый стабильный.

— Во сколько вы оцениваете сеть “ОККО”?

— С учетом боевых действий на востоке страны, думаю, это несвоевременный вопрос. Но если суммировать инвестиции, которые мы привлекли для строительства своей сети, это в общей сложности $500 млн.

— У вас есть крупный европейский инвестор. Вам это дает ощущение защищенности бизнеса?

— У нас не возникало каких-то потребностей защищаться.

— Вы задумывались о политической карьере?

— Задумывался. И понял, что это — не мое.

— Допустим, что вы — политик. Что первым делом вы бы предприняли или какие сейчас три шага нужно сделать, чтобы что-то изменить к лучшему?

— Я бы сделал все, чтобы остановить войну и побороть системную коррупцию. Потом нужно вместе с гражданским обществом сформировать идеологию: куда мы идем, какое общество строим.

Я бы видел в основе идеологии построение общества равных возможностей, т.е. бизнес-ориентированного общества, это когда каждый человек способен мыслить, творить, креативить категориями бизнеса.

Мы должны уйти от рудиментарных представлений об обществе времен развитого социализма. Считаю, что такие явления колоссально сдерживают наше развитие.

В обществе должно быть понимание, чего мы хотим достичь через 10, 20 и 50 лет в своем развитии. И все это нужно строить исключительно на честной основе, без политических манипуляций.

Мы часто требуем честных отношений, например, от чиновников, тем не менее не культивируем эту честность в недрах общества. Как говорят, каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает. Поэтому общество должно трансформироваться в своей основе.

— Какие законы вы для себя сформировали на основе жизненных уроков?

— Я где-то читал, что хорошо эти законы взять и развесить у себя в кабинете, чтобы их не забывать. Я еще не дошел до этого. Как только сформулирую, напишу, развешу, приглашу вас. А вы посмотрите и почитаете. Честно говоря, их довольно много.

— Как любитель гор, свою гору мечты вы уже покорили?

— Для меня это образная цель. У каждого человека в жизни должен быть свой Эверест. И необязательно он должен быть покорен. Ведь счастье — в пути.

— Ваш город Львов или Киев?

— Часть меня живет во Львове, часть — в Киеве, в моем представлении, я — человек мира. В своем сознании я не приемлю каких-то рамок, я строю свою активность вокруг стержневой детерминанты.

ДОСЬЕ БИЗНЕСа

Виталий Антонов, глава наблюдательного совета “Концерна Галнафтогаз” (сеть АЗК “ОККО”).

Родился: 12 декабря 1962 г., г.Стрый, Львовская обл.

Образование: Тернопольский финансово-экономический институт, факультет “Финансы и кредит” (1988 г., с отличием). Кандидат экономических наук.

Карьера: с 1981 г. — электрогазосварщик центральных ремонтных мастерских (г.Стрый);

1988-1990 гг. — возглавляет альпинистский клуб “Карпаты”, 1990-1992 гг. — начальник Львовской областной спасательной службы;

с 1992 г. — директор ЧП “Карат”; с 1995 г. — президент ОАО “Галнафтогаз”;

в 2001 г. приступает к созданию сети автозаправочных комплексов “ОККО”, владельцем которой является “Концерн Галнафтогаз”;

2003-2005 гг. — внештатный советник председателя Львовской облгосадминистрации по вопросам внешнеэкономических отношений;

с 2004 г. —президент “Универсальной инвестиционной группы” и председатель наблюдательного совета ОАО “Концерн Галнафтогаз”;

с 2006 г. — член наблюдательного совета ОАО “Концерн Хлебпром”; 

с 2008 г. — глава наблюдательного совета ОАО “Страховая компания Универсальная;

2008 г. — выступил одним из соучредителей Львовской Бизнес-школы Украинского Католического Университета;

2009-2010 гг. — член Совета инвесторов при Кабмине; с 2010 г. — член наблюдательного совета Львовского агентства по привлечению инвестиций “ЛьвовИнвест”.

С 1999 г. является Почетным консулом Литовской Республики во Львове и Львовской области, а с 2007 г. — Генеральным Почетным консулом Литовской Республики во Львове.

Увлечения: кандидат в мастера спорта по альпинизму и скалолазанию.

 


business.ua

Поділитись