Игра на грани фола
13.07.2009

Игра на грани фола

Рынок балансирует на грани ресурсного обвала
Отечественный рынок нефтепродуктов переживает непростые времена. Помимо процессов, обусловленных объективными экономическими факторами, на него существенно влияет ожесточенная борьба различных бизнес-групп. Ситуация усугубляется еще и тем, что истинные намерения и цели зачастую скрываются под лозунгами «защиты национальных интересов» и «заботы о конечном потребителе». Ситуацию на рынке нефтепродуктов и внефтеперерабатывающей отрасли Украины в интервью «ЭнергоБизнесу» прокомментировал эксперт по вопросам ТЭК, экс-директор Департамента по вопросам нефти, газа и нефтеперерабатывающей промышленности Минтопэнерго
— Леонид Васильевич, как Вы оцениваете в целом ситуацию на розничном рынке нефтепродуктов Украины?
— Рынок из последних сил балансирует на грани ресурсного обвала. Очень велика опасность «замотанных шлангов», как раз перед уборочной, из-за проявлений недобросовестной конкуренции. Причем самая большая проблема даже не в оголтелом демпинге группы «Приват», а в усиленных попытках в СМИ «заговорить проблему» путем тех или иных обвинений в адрес экспертно-аналитической группы при Минтопэнерго. Заинтересованные круги усиленно «наводят тень на плетень», прикрывая свои узкокорпоративные интересы мнимой заботой о потребителе и украинском производителе,
— Каковы на сегодняшний день основные ценообразующие факторы на внутреннем рынке? Существует ли прямая зависимость от цен на нефть на международных биржах?
— Теоретически все основные ценообразующие факторы остались прежними: мировая цена на нефть и нефтепродукты, стоимость транспортировки и налоги. Кроме того, в условиях украинского рынка имеется еше и «плаваюший» валютный курс.
Цена нефти на мировых биржах оказывает довольно ощутимое влияние на ценообразование в Украине. Достаточно сказать, что доля нефтепродуктов, произведенных на украинских НПЗ из импортируемой нефти, составляет от 30% до 40% общего потребления. Еще столько же занимают импортируемые нефтепродукты, которые, естественно, тоже закупаются по мировым ценам. В этом смысле мы неотделимы от вожделенной Европы.
— И тем не менее, по сравнению с прошлым годом цена нефти на мировом рынке снизилась почти вдвое, а цены на украинских АЗС продолжают расти. Как Вы это прокомментируете?
— Знаете ли, есть риторика, а есть математика. Так вот, математика, в отличие от риторики, наука точная и не позволяет трактовать те или иные события в зависимости от поставленной задачи. Действительно, в это же время в 2008 г. нефть на мировом рынке стоила $120/бар, а средняя цена «пятого» бензина в Европе составляла $ 1100/т. В Украине в июне 2008 г бензин А-95 продавался на АЗС по средней цене 6.65 грн/л.
Сегодня, при цене нефти около $67/бар, бензин в Европе можно купить за $625/т. На первый взгляд, розничные цены в Украине тоже должны быть чуть ли не вдвое меньшими. Но только если не учитывать, что сегодня курс гривни к доллару США достиг 7.7 по сравнению с 5.15 в июне прошлого года. Кроме того, с января 2009 п увеличен на EUR50/T акцизный сбор на бензины в Украине.
После несложных расчетов, с учетом этих важнейших факторов, станет очевидно, что если среднюю цену на А-95 довести даже до 7.05 грн/л, то трейдеры недополучат по сравнению с тем же периодом 2008 г около $64/т.Следовательно, математика подсказывает нам, что нынешними ценами мы обязаны не только и не столько «алчности» трейдеров, сколько тем, кто ввел дополнительный акциз и не «удержал» курс гривни к доллару. Вот это уже снова риторика...
— В последнее время муссируется мнение, что применение формулы розничного ценообразования на нефтепродукты без учета оптовых цен украинских НПЗ привело к повышению цен на АЗС на 15-20 коп/л. Как Вы — один из создателей этой формулы ценообразования — можете это прокомментировать?
— Если бы эксперты, высказываюшие такое мнение, понимали механизмы ценообразования и алгоритм действия формулы определения обоснованных цен, то их выводы не отличались бы от заключения Минэкономики, согласно которому применение новой формулы привело, напротив, к снижению верхнего предела обоснованных цен. Пусть ненамного — на 0.9%, но все же к снижению, а не к повышению. Это факт, доказательство которого занимает не более одной страницы. Ложное же толкование внесенных в формулу изменений происходит, скорее всего, не по злому умыслу, а по недопониманию. К примеру, малоопытные «эксперты», не имеюшие к тому же опыта практической работы в отрасли, часто небрежно относятся к таким показателям бензина, как плотность. Этого никогда себе не позволит человек с практическим опытом, потому что порой во втором знаке после запятой и содержится весь заработок АЗС. Судите сами: различие плотности на единицу во втором знаке после запятой дает изменение в цене от 9 коп/л или заработок порядка $16/т. Применив зимнюю плотность нефтепродуктов летом, в расчетах можно выйти даже не на 15-20 коп/л, о которых Вы упомянули, а на все 30 коп/л. Вот такая физика-математика получается.
— Вы намекаете, что эксперты просто ошиблись в расчетах?
— Я даже не намекаю, а утверждаю, что такой искаженный результат нельзя было получить иначе, кроме как применяя неправильный алгоритм расчета, либо (умышленно или по недопониманию) используя некорректное значение плотностей нефтепродуктов.
— Чем можно объяснить тот факт, что некоторые отечественные НПЗ выставляют на крупнооптовом рынке одни официальные цены, а «приближенные» к ним трейдерские структуры торгуют по ценам ниже официальных?
— Если кратко — «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку». Те цены, которые вы назвали «официальными», на самом деле часто являются декларативными и к рынку никакого отношения не имеют. Иногда это цены «отпугиваюшие», иногда — «завлекательные». Ни по тем, ни по другим реальные сделки не совершаются.
Механизм до смешного прост: сначала публикуют завышенные цены — естественно, никто не покупает. Потом на один-два дня официальные цены резко падают и «придворная» структура выкупает весь имеюшийся ресурс, причем часто контракты подписываются раньше, чем на сайте обнародуют новые цены. Для всех остальных свободного ресурса уже нет, и цены снова возвращаются на прежний уровень. Все, дело сделано.
Это, кстати, и стало одной из причин, по которым оптовые цены украинских НПЗ были исключены из алгоритма определения обоснованного уровня цен в ежедекадных бюллетенях экспертно-аналитической группы.
— Как Вы оцениваете деятельность Антимонопольного комитета на рынке нефтепродуктов?
— Если я начну давать оценки деятельности AMК, то уподоблюсь тем гореэкспертам, которые и сами-то пока не разобрались в механизмах функционирования рынка нефтепродуктов, а уже пытаются давать ему свои оценки. Я действительно не понимаю, как должен действовать Антимонопольный комитет и как он действует на самом деле. Я не понимаю, например, почему AMК всякий раз ищет «преступный картельный сговор» одних монополистов, когда цены на АЗС поднимаются, и абсолютно не обращает внимания на ценовой демпинг в рознице другого монополиста.
Понятно, что антимонопольное расследование (или преследование?) — это в компетенции АМК. А в чьей же тогда компетенции антидемпинговое расследование? И куда смотрит, к примеру, всевидящее око Антимонопольного комитета. Когда украинскую нефть скупает одна и та же структура, приватизировавшая к тому же весь перевалочно-экспортный потенциал страны? Может, это вовсе не его компетенция? Тогда — чья же? Я не знаю правильных ответов на эти вопросы.
— Как может повлиять смена руководства ОАО «Укртранснафта» на ситуацим на рынке нефтепродуктов?
— Напрямую — никак. Но вот если будет реализован основной сценарий группы «Приват» — получение доступа к технологической нефти нефтепровода Одесса—Броды, то очевидно, что рынок будет подвергнут очередной порции ценового демпинга. Почему? Да хотя бы потому, что себестоимость технологической нефти несоизмеримо ниже, чем сегодня на рынке. Вот и весь «секрет».
— Как Вы оцениваете инициативы Юлии Тимошенко относительно поставок ливийской нефти и совместного с Ливией строительства нового НПЗ в районе порта «Южный»?
— Не думаю, чтобы эти «инициативы» имели другое наполнение, нежели декларативно-политическое. Если такое «чудо» и случится, то, я уверен, не при нашей жизни. С экономической точки зрения для Ливии этот проект в нынешней ситуации невыгоден. Только если предположить, что этим у них занимаются люди необразованные... Но вряд ли, я бы на это не рассчитывал. Скорее всего, эта идея «разонравится» нашим новым друзьям, как только они приступят к предварительной проработке ТЭО проекта.
— В свое время Вы возглавляли Дрогобычский НПЗ. Как считаете, позволяют ли нынешние технологические возможности завода перерабатывать каспийскую нефть?
— Переработать-то он сможет, только вот с какой эффективностью и какого качества нефтепродукты получатся, большой вопрос... И кому они могут понадобиться, если реализация нефтепродуктов такого качества в Европе уже запрещена законодательно, а в Украине будет запрещена с 1 января 2011 г? А вообще-то этот завод был изначально запроектирован для переработки низкосернистой и парафиносодержащей нефти западных месторождений, что не мешало ему, тем не менее, в основном перерабатывать российскую экспортную смесь.
— Как Вы прокомментируете заявление посла Украины в Азербайджане Бориса Климчука о том, что «Укрнафта» и ГНКАР рассматривают возможность создания и а базе НПК «Галичина» и «Нефтехимика Прикарпатья» совместного предприятия для переработки каспийской нефти?
— Уверен, что подобные разговоры азербайджанская сторона будет вести только до момента близкого знакомства с технологическими возможностями этих предприятий. Как только азербайджанские специалисты поймут, сколько миллионов долларов и сколько лет нужно для полной и надлежащей по современным требованиям реконструкции, желание создания СП с «Приватом» сильно поубавится. Все эти разговоры, переговоры и публикации на эту тему, как мне кажется, делаются с единственной целью — получить доступ к технологической нефти в нефтепроводе Одесса-Броды. Вот вам и все совместное предприятие...
— Есть ли вероятность запуска Херсонского НПЗ в этом году? Осуществляется ли сейчас реэкспорт нефти через это предприятие?
— Слухи о его скором пуске появляются с завидной периодичностью раз в два месяца. Но насколько мне известно, на Херсонском НПЗ осталась в рабочем состоянии только одна установка первичной переработки нефти — АВТ-2. Еще достаточно «малой кровью» можно привести в порядок установку АВТ-1, хотя соверщенно непонятно — зачем. Ведь риформинг находится в плачевном состоянии, а гидроочистки дизтоплива как не было, так и нет.
При огромном желании привлечь какого-то инвестора или покупателя работающим предприятием, можно, конечно, начать перерабатывать нефть с последующим экспортом мазута М-40 и прямогонных светлых нефтепродуктов. Только цена нефти при этом не должна превышать $200/т и объем переработки должен быть не менее 130 тыс т в месяц. В противном случае этот процесс будет экономически убыточным. При нынещней же тенденции роста цены нефти такая перспектива вообще представляется весьма туманной.
Единственное, что мне точно известно — ведутся какие-то проектные работы. А если учесть кризисный фактор и большую стоимость самой установки гидроочистки, то уверен, новость о реальном пуске Херсонского НПЗ услышим ой как не скоро... Если вообще услышим.
Относительно реэкспорта, слухи, мне кажется, сильно преувеличены. Мне, по крайней мере, ни о чем таком неизвестно.
— Какова на сегодняшний день ситуация в морских нефтеперевалочных комплексах?
— Об этом мне известно только то, что все они — частная собственность группы «Приват». Разве что ГП «Феодосийское предприятие по обеспечению нефтепродуктами» формально относится к системе Минтопэнерго. Но и оно, по слухам, уже управляется «Приватом». Морская граница, как говорится, на замке, а ключ — у Игоря Коломойского.
— По Вашему мнению, целесообразно ли вводить квотирование экспорта мазута, как это предлагает «Киевэнерго»?
— Очередная глупость дилетантов от отрасли. Как же смогут выжить украинские НПЗ с квотированием экспорта мазута? Не знаете? А я знаю — никак! Если только введут такое квотирование, НПЗ сразу же закроются под предлогом реконструкции. Такую остановку «на реконструкцию» мы уже наблюдали в 2005 г, правда, по другой причине — ограничение цен правительством Тимошенко. После того случая Одесский НПЗ открылся только в нынешнем году, а Херсонский НПЗ — «умер», похоже, навсегда. Второй такой волны от «реформаторов» рынка отечественная нефтепереработка может уже и не выдержать.
— Можно ли в общих чертах спрогнозировать перспективы украинского рынка нефтепродуктов на ближайший год? Как изменится структура спроса на нефтепродукты — соотношение дизтоплива, низкооктановых и высокооктановых марок бензинов?
— Можно, если Вы мне скажете, кто у нас будет Президентом, а кто премьер-министром. Соотношение же дизтоплива, низко- и высокооктановых бензинов вряд ли изменится. По крайней мере, я не вижу серьезных оснований для этого. За исключением только архаичного А-92. Это «исчезающий вид», я думаю. В любом случае, такие изменения происходят, как правило, очень постепенно и практически не ощущаются. Разве что в период кризиса потребление несколько упадет, но более-менее пропорционально для всех видов топлива.
— В СМИ можно встретить различные, часто диаметрально противоположные мнения по одной и той же проблеме. Неискушенному потребителю довольно сложно порой сориентироваться...
— При нынешних возможностях доступа к информации не составляет проблем перепроверить из официальных источников сомнительную информацию и творчески ее интерпретировать. Для этого достаточно уровня десятилетки. Например, вы услышали о том, что Шебелинский ГПЗ производит ежемесячно 100 тыс т светлых нефтепродуктов. При проверке оказывается, что по данным Минтопэнерго, за период январь-май 2009 г. объем производства бензинов и дизтоплива на Шебелинском ГПЗ составил 270.7 тыс т, то есть в среднем около 54 тыс т в месяц.
Анализ неточных данных, на мой взгляд, неизбежно приводит к искаженному результату и ложным оценкам. Очень жаль, что профессионализм в наше время уже не в моде...
— 30 июня появилась информация о том, что экспертно-аналитическая группа при Минтопэнерго намерена пересмотреть формулу ценообразования. Значит, заявления о том, что из-за несовершенства формулы цены в рознице завышены, все-таки имеют под собой почву?
— Да нет там никакой «почвы». Есть только умышленное игнорирование фактов или полное непонимание того, о чем идет речь. Эта истерия в СМИ относительно формулы ценообразования и мнимого сговора трейдеров с Секретариатом ЭАГ, организованная небольшой группой заинтересованных лиц, является ничем иным, как попыткой дестабилизировать рынок нефтепродуктов.
Такой вывод напрашивается потому, что достаточно сравнить приведенные к EXW цены украинских НПЗ и импорта, чтобы увидеть: импортный А-95 стоит $655/т, в то время как цена украинских НПЗ — $719/т. Подсказать, что произойдет с розничными ценами, если Секретариат экспертно-аналитической группы начнет определять обоснованный уровень цен, исходя из цен украинских НПЗ?
Мне только интересно, за что будут цепляться деструктивные «аналитики», когда выяснится, к чему может привести их попытка ревизии методики ценообразования?
И в заключение хочу сказать, что этот искусственно созданный ажиотаж может привести вообще к отмене формульного подхода, что, в свою очередь, дестабилизирует ситуацию на рынке. Может, так и нужно для того, чтобы уже все поняли различие между прогнозируемым и хаотичным рынком? Может, замучила ностальгия по ценовой вакханалии и табличкам «Б/Н» на АЗС? А возможно, это просто кому-то нужно по принципу: «чем хуже — тем лучше»? Время покажет.
Пока верстался номер
Секретариатэкспертно-аналитической группы, по вопросам функционирования рынка нефти, нефтепродуктов и развития нефтеперерабатывающей промышленности при Минтопэнерго приостановил расчет коридора объективных розничных цен на светлые нефтепродукты, - сообщил пресс-секретарь Минтопэнерго Фэнт Ди. Причина - поручение первого вице-премьер-министра Александра Турчинова.
По словам Ф.Ди, секретариат продолжает анализировать ситуацию на рынке нефтепродуктов, проводя мониторинги цен и котировок как внутри страны, так и за ее пределами.

Поділитись