Нефтяной БОНУС
06.10.2006

Нефтяной БОНУС

Антимонопольный комитет Европейской комиссии утвердил сделку, заключенную между польской компанией PKN Orlen и литовской нефтеперерабатывающей корпорацией Mazeikiu Nafta (МN). Согласно договору, подписанному в Амстердаме 26 мая и теперь "завизированному" Еврокомиссией, за владение 53,7% акций литовского нефтяного концерна поляки выложили $1,492 млрд.Решение о продаже своего пакета акций (33,6%) польскому концерну приняло и литовское правительство. Это значит, что шумные споры с российскими претендентами на литовские нефтеперерабатывающие мощности уже позади. И сами литовцы определились относительно того, оправдывает ли российская нефть политические риски, с ней связанные.

Вместе с тем дальнейшее будущее МN в составе PKN Orlen до сих пор туманно.Одни пророчат долгожданную независимость стратегического литовского предприятия от несоответствующего (по оценке Вильнюса) своему названию российского нефтепровода "Дружба". Другие - "заморозку" Mazeikiu Nafta. Третьи и вовсе утверждают, что от российских объятий MN все равно никуда не деться. По их мнению, рано или поздно компании PKN Orlen, купившей Mazeikiu Nafta, но не имеющей собственной нефти, будет суждено повторить опыт своей предшественницы, американской компании Williams, и перепродать литовский концерн россиянам. Правда, значительно подзаработав на этом.

 Впрочем, если поляки не растеряются и смогут обеспечить бесперебойные поставки нефти для Мажейкяйского НПЗ, возможно, им удастся зарекомендовать себя на европейском рынке (благо, прецеденты со- трудничества с британской ВР в Германии у PKN Orlen уже есть) и значительно расширить свое присутствие там. С другой стороны, новое приобретение поляков может положительно сказаться и на украинском рынке: российские и казахстанские нефтяные компании могут вновь активизировать свою деятельность на территории Украины.

Повороты судьбы

Покупку Mazeikiu Nafta польскому PKN Orlen пришлось осуществлять практически в боевых условиях: список его главных конкурентов был поистине "звездным". Помимо поляков, в нем оказались и казахская "Казмунайгаз", и российско-британская ТНК-ВР, и российский ЛУКОЙЛ. Столь широкий спектр претендентов на активы литовского нефтяного концерна отображает метания правительства Литвы в поисках наиболее подходящего предложения. Причем за время поиска приоритеты самого Вильнюса успели измениться практически кардинально (см. бокс).

Изначальную ставку в продаже литовского нефтяного гиганта Вильнюс делал на россий- ские нефтяные компании - ЛУКОЙЛ и российско-британскую ТНК-ВР. Две эти структуры имеют собственные источники нефти, что в глазах литовских чиновников было главным для обеспечения жизнедеятельности предприятия. Причем литовское правительство практически сразу же отмело таких претендентов, как польский PKN Orlen, который своей нефти не имеет, и казахов, которые, хотя и имеют нефть, но она далеко и течет по российским трубам (российская "Транснефть" на тот момент транспортировать казахскую нефть просто-напросто отказалась). Но подобный подход к делу продажи
стратегически важного предприятия нашел поддержку далеко не во всем литовском политикуме. Против выступили правые. Как заявляют оппозиционеры, ЛУКОЙЛ и "Газпром" являются наиболее лояльными к Кремлю компаниями, а значит, преследуют в Литве не только экономические цели.

На руку противникам слияния с российскими компаниями сыграл и соотечественник "обвиняемых", российский ЮКОС, элиминировавший обе российские компании. Но, в отличие от политиков, его причины были далеки от политических. Мотив решения ЮКОСа прост - казахи и поляки, по сообщениям литовских СМИ, предложили наивысшую цену, порядка 3,5 млрд литов (около $1,2 млрд), в то время как ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР предлагали, по некоторым сведениям, чуть ли не вдвое меньше. Позиция ЮКОСа стала поводом для того, чтобы литовские СМИ обвинили умирающую компанию Михаила Ходорковского в наплевательском отношении к интересам Литвы. Но, как считают экономические эксперты, согласиться на финансово менее выгодную продажу своего пакета акций компании, терпящей банкротство, было бы совершен- но неразумным. Тем
более что ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР, веря в свою исключительную привлекательность для литовцев, поднимать цену не собирались.

Таким образом, литовское правительство оказалось в тупике: те, кто имеет свою нефть, платили мало и были неугодны ЮКОСу, а те, кто соглашались платить много и которых "хотел" ЮКОС, гарантировать бесперебойные поставки на Мажейкяйский НПЗ фактически не могли.

Битва за лидерство

В подобных условиях Литва пошла на радикальные меры: она пересмотрела саму концепцию своих национальных интересов в сфере нефтяной промышленности. Акцент был смещен на необходимость максимально защитить литовский нефтяной рынок от присутствия прокремлевских компаний. Соответственно, поменялись приоритеты и в деле выбора будущих покупателей Mazeikiu Nafta. Ими стали польская PKN Orlen и казахская "Казмунайгаз", главной задачей которых стало убедить Литву в своей способности обеспечить MN стабильными поставками нефти. С казахской стороны успокоить Вильнюс попытался президент корпорации Узакбай Карабалин. К доводу о том, что Казахстан делает все возможное, чтобы убедить российскую "Транснефть" отменить решение о прекращении транзита нефти в Литву, он прибавил кругленькую сумму, которую "Казмунайгаз" был готов заплатить за принадлежащие ЮКОСу 53,7 % акций Mazeikiu Nafta - $1,2 млрд.

Но поляки предложили больше - почти полтора миллиарда. К тому же, несмотря на отсутствие в числе акционеров компании владельца нефтяных источников, проблем с сырьем компания не испытывает вот уже десять лет. В минувшем году PKN Orlen подписал договор о поставке 3 млн т нефти в год с российской Petraco Oil (почти половина потребностей Mazeikiu Nafta). И, по мнению президента концерна Игоря Халупца, причин для прекращения сотрудничества его компании с российскими поставщиками также нет.

Впрочем, обеспечение нефтью было не единственным риском, связанным с польской корпорацией в умах литовских чиновников. По слухам, популярным в Литве, главной целью покупки Mazeikiu Nafta для PKN Orlen была консервация предприятия с целью ликвидации конкурента на рынке региона (цены на продукцию MN значительно ниже не только общеевропейских, но и польских). И вот здесь на защиту отечественного бизнеса встал сам президент Польши Лех Качиньский. Он лично заверил партнеров в Вильнюсе в том, что перепродавать акции Mazeikiu Nafta никакой другой компании его государство не станет. Наоборот - приобретение литовского нефтяного концерна станет еще одним
"бонусом" в деле завоевания Польшей европейского энергетического рынка. В ближайших планах PKN Orlen, акции которой котируются на лондонской и варшавской биржах, - не только расшириться на рынке Балтии, но и создать свою пан-региональную сеть. А приобретение 84,36% акций Mazeikiu Nafta - только первый шаг в этом направлении. Так, компания серьезно расцениваетвозможность экспорта своей продукции через латвийский Вентспилский порт. Для этого поляки намерены в ближайшее время встретиться с представителями Агентства приватизации и консультантами по продаже акций другого латвийского предприятия - компании Ventspils Nafta...

По-видимому, доводы главы польского государства вкупе с нарастающим противостоянием Вильнюса и Москвы и сыграли решающую роль в выборе покупателя.

Украина "греет руки"

Реакция Москвы на продажу Mazeikiu Nafta полякам не заставила себя долго ждать. Попытавшись сорвать переход предприятия в руки польских владельцев, 29 июля Россия прекратила ему поставку нефти. Литве пришлось доставлять сырье танкерами по морю, переплачивая при этом 27 литов EUR1 - 3,45 лита) на каждой тонне сырья.

Официальная причина прекращения поставок - аварийный разлив нефти на нефтепроводе "Дружба". Тем не менее проблемы MN мгновенно вызвали панику на польской бирже ценных бумаг и стремительно потянули вниз акции не только НПЗ, но и самого PKN Orlen. По-видимому, именно таким образом Москва пыталась нивелировать ценность заключенного контракта для польской корпорации: согласно условиям о покупке PKN Orlen может отказаться от нее в случае, если приобретенные мощности окажутся убыточными. Впрочем, по мнению председателя правления Mazeikiu Nafta Нериюса Эйдукявичюса, его предприятие может работать прибыльно и без польских хозяев. Несмотря на перебои в поставках российского сырья, MN стабильно перерабатывает до 830 тыс. т нефти в месяц, а его прибыль составляет около $200 млн в год.

Кстати, именно это дает нефтяным аналитикам полагать, что, в отличие от привычного использования Кремлем "газового крана" для достижения своих внешнеполитических целей, в данном случае Москвой двигал чисто экономический интерес. Тем более что российские чиновники, по-видимому, довольно быстро осознали, что перебои с "Дружбой" станут еще одним "пунктом" обвинений в адрес Москвы, и недавно поставки все же возобновили...

Отбросив правила приличия, порадоваться проигрышу на литовском нефтяном рынке ЛУКОЙЛа и "Казмунайгаза" с чистой совестью может Украина. Как отмечает аналитик украинской инвестиционной компании "Миллениум" Юрий Алексеенко, по неподтвержденной пока информации, провал казахов в тендере на покупку Mazeikiu Nafta может заставить "Казмунайгаз" возобновить свои инвестиции в Херсонский НПЗ. Помимо того, ЛУКОЙЛ, который реконструирует свой завод в Одессе, также будет интенсивнее проводить здесь модернизацию. Ведь после продажи MN "свободных" НПЗ на рынке осталось не так много.

Кроме того, усиление мощностей PKN Orlen может сказаться и на его розничном проникновении в нашу страну: ряд неф-тяных трейдеров Западной Украины ("Галнефтегаз", WOG) традиционно использует нефтепродукты производства Мажейкяйского НПЗ, и, вполне вероятно, теперь можно ожидать увеличения поставок на украинский рынок. Впрочем, на пути у польско-литовской нефти может стать сама Украина: как отмечает г-н Алексеенко, после претворения в жизнь планов правительства Януковича ввести в середине октября пошлины на импорт нефтепродуктов ряд мелких нефтетрейдеров может просто исчезнуть с отечественного рынка. Тем же, кто останется, наращивание объемов мажейкяйской нефти может оказаться просто не по карману.

Перепродажи Мажейкяя

Mazeikiu Nafta - крупнейшее не только в Литве, но и во всей Прибалтике нефтяное общество, которое является стратегически важным для литовской экономики. Помимо самого завода (мощностью 12 млн т сырья в год), сегодня в MN входят морской экспортный терминал Бутинге с пропускной способностью 8 млн т в год и Биржайский магистральный нефтепровод. Но инвестиционная привлекательность не спасает Мажейкяй от превратностей судьбы - менее чем за десятилетие компания переживает уже третью смену хозяев. В 1999 г. ее "по дешевке" приобрела у литовского правительства американская компания Williams. Однако новые хозяева своей нефти не имели, а потому, промаявшись на литовском рынке несколько лет, в конце концов, без ведома официального Вильнюса, но с выгодой для себя продали Mazeikiu Nafta российскому ЮКОСу. Империя Михаила Ходорковского оказалась не вечной и вскоре под натиском Кремля рассыпалась, как карточный домик, а главная мощность ЮКОСа - "Юганскнефтегаз" - достался "Газпрому". Не за горами оказалось и банкротство самой корпорации, вследствие чего встал вопрос и о продаже ее зарубежных активов. В том числе и 53% доли, которую ЮКОС имел в Mazeikiu Nafta.

Поділитись