Универсальный альпинист
29.09.2008

Универсальный альпинист

Чтобы проверить надежность партнеров, мультимиллионер Виталий Антонов тянет их в горы. Когда-то здесь погибли трое его товарищей, но это не отбило у него тягу к экстриму. К тому же деловые связи, которые он приобретает благодаря альпинизму, оказываются очень крепкими. Именно во время одного из восхождений он познакомился с иностранными инвесторами, которые дали первые большие деньги на создание львовской бизнес-империи. А на днях самый богатый бизнесмен Западной Украины совершил очередной штурм сложнейшей вершины — горы Маттерхорн в Альпах, 4478 метров над уровнем моря. Кроме старых друзей и тренера, в этот раз он взял с собой посла Литовской Республики в Украине Альгирдаса Кумжу. Принадлежащий Антонову концерн «Галнафтогаз» закупает бензин на Маже-кяйском НПЗ в Литве, и теперь дипломат этой страны в Киеве — не просто хороший знакомый, но и проверенный в нелегком испытании друг. Впрочем, Виталий Антонов уже является почетным консулом Литвы, так что правильнее говорить лишь об укреплении ранее сложившихся отношений.

Будь его воля, наверняка взял бы на восхождение президента, половину парламента и весь состав правительства. Антонов пытается дружить со многими политиками, но это не уберегает его бизнес от жесткого прессинга со стороны государственных структур. Причина проста: он зарабатывает в отраслях, которые, скажем так, особенно чувствительны для избирателей.

В первую очередь это касается хлеба и бензина, на которых Антонов делает очень неплохие деньги. Он уверен, что попытки властей сдержать цены на эти товары неадекватны. Но, высказываясь в адрес правительства, старается быть осторожным. Чтобы, не дай Бог, не прогневить кого-либо из высших чиновников и не вызвать подозрений в оппозиционности. Такая демонстративная нейтральность лишь интригует лидеров различных политических сил. Они пытаются если не рекрутировать его в партийные списки, то хотя бы раскрутить на финансовое донорство. Но проигрыш в 2002 г. на выборах в Верховную Раду в родном округе во Львове стал для него серьезным шоком, и бизнесмен до сих пор сторонится политики. Тогда на протяжении всей избирательной кампании нанятые технологи требовали от него раздавать невыполнимые обещания, а поражение объяснили тем, что львовяне не воспринимают кандидатов с русской фамилией.

>> Назревают новые выборы. Обращались ли уже к вам политические силы за финансовой поддержкой?

— Да. Такие обращения звучат на каждых выборах, но я вежливо отказываю. Сегодня мне это неинтересно.

>> Но развивать крупный холдинг, который вы контролируете, без постоянных контактов с властью невозможно, не так ли?

— Я знаю очень многих политиков. Если мне необходимо, я легко вхожу с ними в контакт. Но только с теми, кто мне действительно нужен.

>> С отдельными политиками или с политическими силами?

— Я предпочитаю иметь дело с конкретными людьми. Окрашиваться в какой-то политический цвет нерационально для бизнеса. Если я становлюсь «зеленым» или «красным», начинаются ограничения, я уже не смогу говорить со всеми, с кем хочу. А так все понимают, что я просто бизнесмен, мое дело нейтральное. Это большой плюс.

>> Правда ли, что депутат Виталий Хомутынник — ваш кум?

— Правда.

>> Получается, с Партией регионов у вас более теплые отношения?

— Нет, я не чувствую к этой партии бльших симпатий, чем к другим. На самом деле у меня много друзей и в «Нашей Украине», и в БЮТ. Во всех фракциях есть нормальные, адекватные люди. В принципе, уровень у большинства украинских политиков довольно приличный. Но у них очень разные интересы. Именно эта разница в интересах и приводит к постоянным коллизиям.

>> Вы подчеркиваете свою аполитичность, но бизнес делаете в отраслях, которые время от времени становятся источником громких политических скандалов — хлеб, бензин. Постоянные попытки политиков регулировать цены на эти товары портят жизнь?

— Когда в последний раз пытались регулировать цены на бензин, он исчез. Прессинг со стороны государства относительно цен на хлеб может привести к таким же результатам. Если страна живет в условиях рынка, ни в коем случае нельзя грубо влиять на цены.

В рынке нужно работать экономическими методами, а не командными. Если правительство сделает ставку на административное регулирование — это будет большой ошибкой. Проблему нужно решать, а не загонять в угол. Если выросла цена, увеличивается уплата налогов. Возьмите эти деньги и предоставьте помощь бедным людям. Почему это не делается, я не знаю.

>> В стране рекордный урожай, а политики снова говорят об угрозе хлебного кризиса. В чем дело?

— Если отрасль потерпела большие убытки в прошлом сезоне, их нужно восполнить в нынешнем. Это закон сохранения денег. Нынешние цены на хлеб ограничивают развитие отрасли. Недавно я слышал очень правильное сравнение: бутылка воды стоит 3 грн., буханка хлеба — 1,5 грн., а где больше труда? Сейчас в отрасли закрываются предприятия, так что хлебный кризис грядет. Не может все дорожать, а цена на хлеб стоять на месте. Люди при власти до поры до времени могут за счет этого поддерживать политическое реноме, но когда отрасль просто упадет, станет плохо всем.

>> Но вы же прекрасно понимаете, что ни одна политическая сила не пойдет на то, чтобы отменить госрегулирование цен на хлеб.

— Согласен. Значит, нужно искать диалог с производителями, находить компромисс.

>> Вы не видите поиска этого диалога?

— Сейчас его нет. По-моему, до определенного момента этого диалога и не будет. Вот когда предприятия потерпят колоссальные убытки, и отрасль просто развалится, власть будет вынуждена начать диалог, но это будет разговор уже на другом уровне.

Раздельно в одной связке

Виталий Антонов предпочитает делегировать максимум полномочий менеджерам. Более того, признается, что может даже новое направление в бизнесе открыть под конкретного человека, если увидит в нем перспективу. Но кое-что он не доверяет никому: сам придумывает названия для предприятий. Загадочный бренд «ОККО», под которым работает сеть заправок «Галнафтогазу», — его творение. Он не скрывает удовольствия, когда слышит самые невероятные версии насчет того, что же значит это название. Поговаривают и о «всевидящем оке» как масонском символе, и об «ОК компании». На самом деле Антонов просто решил, что новое слово должно читаться кириллицей и латиницей одинаково, причем как слева направо, так и наоборот. Он же решил, что ключевым понятием, определяющим группу его компаний, станет слово «универсальная». Что, в принципе, и неудивительно для холдинга, в состав которого входят почти три сотни заправок и 24 нефтебазы, 14 хлебозаводов и два хлебокомбината, торговая и ресторанная сети, страховая компания и строительные тресты.

«Универсальная инвестиционная группа» родилась четыре года назад на волне своеобразной моды на консолидацию активов. Но, в отличие от многих крупных бизнесменов, Антонов, объединив свои предприятия, отказался от так называемого перекрестного субсидирования, когда менее развитый бизнес поддерживается более успешным. Ни один из его проектов не развивается за счет другого. Разве что львиная доля из $49 млн, полученных в 2006 г. от продажи банка «Универ-сальный» греческому Eurobank Ergasias S.A, была направлена на развитие страховой компании «Универсальная». Но ее полисы предприятия группы сегодня приобретают на общих основаниях, а страховщики, в свою очередь, заправляют свой автопарк на АЗС «ОККО» без малейшей скидки. С одной стороны, это исключает взаимное стимулирование различных направлений внутри холдинга, с другой — позволяет быть более гибким в привлечении инвестиций. Входящие в группу «Галнафтогаз» и «Хлебпром» предприятия абсолютно автономно вышли на фондовый рынок, выпустив корпоративные облигации, а сама УИГ уже тоже выбирает между Франкфуртской и Лондонской площадками для выхода на IPO.

>> В вашем холдинге представлены очень разные отрасли. Такая структура сложилась ситуативно или вы формировали ее целенаправленно?

— Кое-что у этих отраслей все-таки есть общее. Хлеб будет пользоваться спросом всегда, бензин, надеюсь, еще лет 10-20 тоже, страховаться люди должны, потому что всегда существуют риски, дома тоже все будут строить, потому что жить где-то нужно. Наверное, это бизнес, который сформирован по наитию. Я старался понять, что нужно людям. Но я не считаю себя ни нефтяником, ни страховщиком, ни строителем, ни хлеборобом. Я — финансист.

>> Вы одним из первых в Украине начали консолидацию разрозненных активов. Этот шаг себя оправдал?

— Это решение оправдало себя прежде всего с точки зрения корпоративного управления. «Универсальная инвестиционная группа» сегодня занимается корпоративным управлением и аналитикой. Но это не надстройка над бизнесами. У каждого бизнеса есть свой менеджмент, который имеет все необходимые полномочия.

>> Что вы вкладываете в понятие «корпоративное управление»? На чем зарабатывает управляющая компания?

— Эта компания помогает привлекать финансирование, берет на себя определенные обязательства, отвечает за правильную организацию бизнеса и инвестиционных отношений. Это определенный знак качества, единый для предприятий разных отраслей. На него ориентируются клиенты и инвесторы.

>> Сегодня большинство крупных бизнесменов консолидируют активы с прицелом на IPO. Вы консолидировались раньше остальных, но на IPO так и не вышли. Почему?

— На мой взгляд, на IPO нужно выходить, когда другие инструменты увеличения стоимости компании исчерпаны. Я пойду на этот шаг, когда почувствую, что смогу разместиться на самом высоком уровне, по самой высокой цене. Для нас IPO — не самоцель. Если ситуация на финансовом рынке будет адекватна, мы будем готовы разместиться где-то в конце 2009 г., если нет — полгода подождем. Нас не жмет.

>> Откуда вы предпочитаете привлекать средства на развитие холдинга?

— Наш бизнес привлекает достаточно средств, чтобы использовать их для внутренних инвестиций. Но сегодня мы можем себе легко позволить и обычное кредитование, и сложное финансирование. На каком-то этапе кредитные отношения с банками достигают уровня, когда деньги даются без залога, просто под баланс и результаты аудита. Сейчас мы используем источники финансирования, которые базируются на прибыльности, репутации и доверии.

>> Банк вы продали, а страховую компанию оставили. Это чтобы совсем не уходить из любимого финансового рынка?

— Продажу страховой компании мы пока не рассматриваем. На внешних рынках разместили 49%, у нас — 51%, и я уверен, что этот бизнес имеет колоссальные возможности для роста. Более того, мы приняли решение выйти за пределы Украины, сейчас заканчиваем сделку по приобретению белорусской компании. Была идея купить страховую компанию в Молдове, но мы от этих планов отказались — слишком маленький рынок. Туда мы всегда успеем. А пока сосредоточимся на белорусском проекте. В текущую деятельность тамошней компании мы не собираемся вмешиваться, займемся корпоративным управлением, это сразу увеличивает стоимость бизнеса.

Удачное знакомство

Ключевым моментом в карьере Виталия Антонова стала середина 1990-х гг. До этого он пытался зарабатывать на бартерных операциях «нефть в обмен на что угодно», и его фирма «Ивано-Франковскнефтепродукт» развивалась с переменным успехом. По данным львовской газеты «Аргумент», бизнесмен в 1996 г. серьезно задолжал литовским поставщикам нефти — $2-5 млн, что по тем временам было огромной суммой. Сейчас бизнесмен с улыбкой вспоминает, что на каком-то этапе бизнес выжил только благодаря невообразимой операции: в Россию отправил взятые у заводов под честное слово шасси, рельсы и двигатели, а взамен из Венгрии(!) получил нефть. В этой ситуации благодаря общим знакомым в альпинистском спорте встретился с экс-премьером Княжества Лихтенштейн Маркусом Бюхелем. В то время обеспеченный буржуа уже «завязал» с политикой и занимался адвокатской деятельностью, с удовольствием консультируя предпринимателей на предмет открытия офшорных компаний. Когда Бюхель познакомился со структурой бизнеса и планами гостя из Львова, предложил создать общий бизнес. В 1998 г. в Украине царил финансовый кризис, и Антонов решил вложить деньги в другие отрасли — чтобы диверсифицировать риски. Стоимость активов в нашей стране достигла минимума, и зарубежные партнеры смело вкладывали деньги в недооцененные АЗС и нефтебазы. Благодаря этим инвестициям впоследствии удалось приобрести банк, страховую компанию, а затем — хлебозаводы.

Тем более странным выглядит последующее развитие событий. Виталий Антонов инициировал серию дополнительных эмиссий акций, после чего влияние зарубежных инвесторов в группе стало снижаться. Деньги из-за рубежа заводились в Украину через лихтенштейнскую компанию Financial & Іnvestment Energy Holding (FIEH), которая сегодня контролирует «Галнафтогаз». Как распределены доли между совладельцами «офшорки», неизвестно, но в наблюдательном совете концерна «Галнафтогаз» ныне превалируют люди Виталия Антонова. Впрочем, отметим, что ни сам Бюхель (на сегодняшний день — почетный консул РФ в Швейцарии и Лихтенштейне), ни акционеры FIEH не предъявляли Антонову каких-либо публичных претензий.

>> Главный западный инвестор вашего бизнеса в период его становления, Маркус Бюхель, сегодня фактически вытеснен с руководящих постов. Правда ли, что сегодня его доля в бизнесе стала совсем мала?

— Думаю, корректнее говорить о том, что не доля Маркуса Бюхеля уменьшилась, а о том, что сам бизнес вырос. Мы привлекаем дополнительных инвесторов для развития компании. Привлеченные средства пошли на развитие бизнеса.

>> Но разве человек, который помог вам на старте, заслужил, чтобы его долю просто «размыли» дополнительными эмиссиями?

— Тут следует четко уяснить: первое — Маркус Бюхель является президентом компании FIEH, топ-менеджером, но он не собственник. Второе — наши компании публичны, и движение наших акций происходит согласно законам свободного рынка. И третье — сейчас FIEH принадлежит около 80% акций концерна «Галнафтогаз», а от того, что привлечены портфельные инвесторы, дополнительные средства для развития компании, FIEH только выиграла.

>> Изначально Бюхель был нужен вам для того, чтобы минимизировать налогообложение через офшоры?

— Нет, у нас никто ничего не минимизирует. Предприятия платят налоги в Украине.

>> А материнская структура холдинга в Лихтенштейне?

— Это FIEH в Лихтенштейне. А наш бизнес работает в Украине, наши предприятия имеют аудированную отчетность, платят налоги, декларируют прибыли и благодаря этому привлекают финансирование.

>> Какова на сегодняшний день роль Бюхеля в компании?

— Он топ-менеджер нашего стратегического партнера. Когда нужно, участвует в работе правления на том уровне, на котором необходимо.

>> Мы так интересуемся Бюхелем потому, что его роль в развитии вашего бизнеса выглядит решающей. Как вы познакомились?

— В 1994 г. в Швейцарии. Это горная страна, и там всегда было много альпинистов. Нас познакомил один мой друг, альпинист. Вообще, спорт дал мне очень многое в жизни.

>> Бюхель на тот момент был премьер-министром Лихтенштейна?

— Нет, он уже не был премьер-министром. На тот момент он был просто известным швейцарским адвокатом.

>> Тем не менее в «Галнафтогазі» он сразу стал крупным акционером. Это были его собственные средства или он привлекал инвестиции?

— Это уже его дело. Для нас на тот момент было главным то, что в компанию пришли солидные инвестиции.

>> Но вы не отрицаете, что именно эти инвестиции стали главным толчком к дальнейшему развитию компании?

— Ни в коем случае. Это партнерство было для нас очень важным.

>> У вас не возникало конфликтов с Маркусом Бюхелем из-за уменьшения его доли в бизнесе вследствие дополнительных эмиссий?

— Нет. Думаю, он прекрасно понимает, что мы просто поделились бизнесом с рынком. Это абсолютно нормальная практика. Тем более что от развития бизнеса выигрывают все, поскольку растет капитализация компании.

Лучше гор могут быть только горы

Главное увлечение, отвлекающее Виталия Антонова от рабочих стрессов, — стрессы, получаемые во время высокогорных восхождений. После покорения Килиманджаро в мире осталось мало вершин, способных стать подлинным вызовом для кандидата в мастера спорта. Он мечтает об Эвересте — и для реализации этого проекта даже создал команду страховой компании «Универсальная», которая принимает участие в чемпионате Украины по альпинизму. В рамках чемпионата в августе Антонов попытался покорить одну из самых красивых и сложных вершин Альп — Маттерхорн. Это было одним из самых сложных восхождений бизнесмена. Группа взошла до 4300 м, это почти две трети маршрута. Но из-за резкого ухудшения погоды все группы, которые в тот день поднимались на гору, получили предупреждение о необходимости спускаться. Пошел сильный снег, туман же вообще поставил крест на любых попытках пробиться на вершину. В тот же день на Маттерхорне пропали два американских альпиниста. Оценив ситуацию, Антонов принял решение не рисковать, группа спустилась вниз. В следующие пять дней погода так и не улучшилась, времени уже не оставалось, и группа решила снова вернуться к подножию горы в следующем году.

Между тем альпинизм не всегда был лишь хобби Антонова. В конце 1980-х он возглавлял клуб спортсменов, который принимал заказы на самые различные высотные работы. С командой профессиональных альпинистов он объездил Памир, Кавказ, Тян-Шань. Собственно, таким образом он и заработал стартовый капитал, который затем разумно вложил в торговлю нефтепродуктами. С прибалтийскими партнерами, обеспечившими первые поставки нефтепродуктов, он также познакомился благодаря этому спорту. «Это спорт, в котором много высокоинтеллектуальных контактов», — говорит Антонов. И, глядя на масштабы его нынешнего бизнеса, с этим не поспоришь.

>> Несмотря на активный бизнес, вы продолжаете заниматься альпинизмом?

— Да. Обязательно покорим гору Маттерхорн. Это символ Швейцарии.

>> А в Украине оттачиваете свое мастерство?

— Иногда выезжаю полазить по скалам в Крыму и на скалах Довбуша.

>> Занятия альпинизмом — это не одиночный вид спорта. У вас есть команда?

— Это уже устоявшаяся команда, с которой я ходил в горы в студенческие годы и вырос до определенного уровня мастерства.

>> Сегодня это крупные бизнесмены?

— Это просто достаточно состоявшиеся в жизни люди. В основном они из Стрыя Львовской области — города, где я родился.

>> Что вам дает альпинизм?

— Альпинизм — это победа над своими стра-ами, над собой. В молодости, во времена СССР, это было средством самоутверждения, путем перехода в другую реальность. Та реальность, которая была здесь, меня не очень устраивала. Были серые будни и отсутствие значимых событий в жизни. Молодых людей угнетало это состояние, хотелось чего-то нового. Горы давали одновременно ощущение внутренней свободы, некоей подлинности чувств. Те ощущения для меня ценны и будут ценны на протяжении всей жизни. Это ощущение юности я бы хотел испытывать снова и снова как можно больше.

>> За что дают звание кандидата в мастера спорта в альпинизме?

— Нужно было сходить на ряд определенных гор и совершить восхождение на вершину высшей категории сложности — шестой.

>> Какая это была гора?

— Для меня — Далар, на Кавказе. Это очень серьезная гора в альпинизме. Восхождение длилось десять часов.

>> Существует ли в мире инфраструктура для людей, занимающихся альпинизмом, или вам нужно все тащить с собой?

— Все зависит от того, куда ты хочешь. Если в Гималаи, нужно брать с собой всего побольше. Если в Альпы — меньше. В любом случае ты должен брать с собой снаряжение и запасы провианта или же покупать все это в местных магазинах.

>> Вы пользуетесь только своим альпинистским снаряжением?

— Конечно. Оно должно быть надежным, проверенным.

>> Это дорогое увлечение?

— Я бы не сказал, что оно дорогое по сравнению с получаемыми эмоциями.

>> Это очень рискованный вид спорта. У вас обходилось без трагедий?

— В 1990 г. я решил вообще бросить альпинизм. И реально бросил, не занимался почти десять лет. Тогда погиб один из моих близких друзей. В 1993-м я уже практически был готов вернуться, но тут погибли еще двое моих друзей. Тогда я окончательно решил, что больше не вернусь в горы как в спорт. Я начал заниматься горными лыжами и в 2000-м сходил на Килиманджаро. Это было легкое восхождение. Оно высотное, но технически не было сложным. Сейчас я продолжаю заниматься, но только в свое удовольствие. Я хочу получить от этого именно те ощущения, которые получал в молодости, даже в юности — потому что остаюсь молодым человеком.

>> Тогда вы убегали от серости, от чего убегаете сейчас?

— Сейчас я не убегаю, а скорее еду за яркими впечатлениями.

>> Но все равно, каждый раз это опасное восхождение?

— Это вносит определенную детерминанту в будни, и после таких восхождений все более и более философски начинаешь относиться к жизни.

Перспективы

Для дальнейшего развития бизнеса в таких социально чувствительных секторах, как бензин и хлеб, Виталий Антонов будет вынужден искать благосклонности у политиков самых разных уровней. В то же время природная расчетливость наверняка подскажет ему, что в нынешних условиях перманентного кризиса власти нет смысла класть яйца в одну корзину. Если хозяин группы «Универсальная» начнет финансировать избирательные кампании, то поддержку от него получат сразу несколько крупных проектов. Не исключено, что это позволит бизнесмену уже в ближайшее время поставить своих людей на некоторые важные государственные должности — как минимум на уровне местных администраций и отраслевых комитетов правительства.

Что же касается бизнеса, то уже очевидно, что главным событием группы в обозримом будущем будет выход на IPO. На откуп портфельным инвесторам на Лондонской и Франкфуртской площадках могут уйти акции как концерна «Галнафтогаз», так и «Универсальной инвестиционной группы». Депозитарные расписки «Галнафтогазу» торгуются во Франкфурте еще с 2005 г. В любом случае направление развития бизнеса уже задано. Антонов хочет быть фронтменом публичной, быстро дорожающей корпорации. От прогнозов относительно воплощения этих амбиций нашего героя воздержимся, поскольку их реализация будет зависеть от непредсказуемой политической ситуации в Украине.

Слово — не воробей

«Ранее значительная часть жилья покупалась с целью спекуляций: последующей перепродажи или сдачи в аренду. На сегодняшний день население стало покупать квартиры для собственного проживания. На рынок пришли люди, которым непосредственно нужно жилье». «РБК-Украина», 11.09.2008 г.

«Юлия Тимошенко — профессионал, и она достаточно адекватна, чтобы не наступить второй раз на одни и те же грабли. По сравнению с 2005 г. она ведет диалог с игроками нефтяного рынка аккуратнее и пытается проблемы решать за круглым столом». «Инвестиционная газета», 21.04.2008 г.

«Маттерхорн для всех нас была недосягаемой мечтой. Вершина сама по себе не высокая, чрезвычайно красивая и живописная. Однако на эту гору есть спортивные маршруты наивысшей категории сложности. Один из таких маршрутов мы и попробуем пройти». Glavred.info, 01.08.2008 г.

«Надо быть или хорошим политиком, или хорошим бизнесменом. Если человек старается это соединить, он теряет или в одном, или в другом. Потому что оба занятия требуют времени и энергии». «Бизнес», 21.06.2004 г.

Бизнес Виталия Антонова

  • ОАО «Концерн «Галнафтогаз» Сеть состоит из 224 АЗС, 24 нефтебаз, двух транспортных предприятий
  • ОАО «Концерн «Хлебпром» Включает 14 хлебозаводов и три хлебокомбината,  сеть из 90 продовольственных магазинов «Хлібна хата»
  • ОАО «Страховая компания «Универсальная» Финансы
  • ОАО «Компания страхования жизни «Универсальная» Финансы
  • ООО «Лизинговая компания «Универсальная» Финансы
  • ОАО «Жилищно-строительная компания «Ваш дом» Проектирование и строительство
  • ЗАО «Универсальная строительная группа» Проектирование и строительство
  • ЗАО «Технопарк «ЛЗТА» Девелоперская компания
  • ООО «Украинский полимер» Химическая промышленность
  • ООО «Линкс лаборатория» Строительная химия
  • ЗАО «Агентство экономической безопасности «Эфорт» Охранные услуги и сопровождение грузов
  • ООО «Агентство целевых коммуникаций» Рекламное агентство
Поділитись